Главная » Блоги Экспертов И ИТ-Компаний » Страсти с научной точки зрения

Страсти с научной точки зрения

СТРАСТИ - вещи сугубо персональные. Не уникальные (хотя и такое, наверное, бывает), а именно персональные – в смысле привязки к субъекту и воздействия на него. Так что, толковать о страстях общечеловеческих можно, конечно (что-то вроде обмена опытом). Область желающих потолковать заселена давно и очень плотно. Теснота там неимоверная, а жаждущие поселиться всё напирают.

В центре этой области – Фрейд «со товарищи», пытающиеся исследовать беспристрастно и оформлять выводы в научном стиле (где «я» – на последнем месте). Вокруг - «инженеры человеческих душ», наблюдающие пристрастно и оформляющие сообщения в художественном стиле (у них «я» – всегда на первом месте; не обязательно в форме «Я-чества», традиционного для сердечных поэтов). Ну а по периметру – тучи, включающие психотерапевтов, экстрасенсов и др. Их стиль – «не скажу как, но вижу насквозь». Эти не раскрывают секреты «мастерства», они им пользуются.

МОЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ и ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Полагаю, что наиболее продуктивны выводы о страстях, сделанные в научном стиле. Продуктивны в смысле познания природы страстей, их свойств, механизмов управления ими и рекомендаций относительно поведения в ситуациях, когда страсти овладевают нами.

СТРАСТЬ – доминирующее состояние, которое во многом определяет режимы функционирования подсознания, сознания и, как следствие - организма в целом.

Длительность такого состояния и его устойчивость зависят от характеристик индивида и воздействий окружения.

СТЕПЕНЬ УПРАВЛЯЕМОСТИ СОЗНАНИЕМ - это функция S(x) многих переменных [x - вектор аргументов; 0<S(x)<1]. Ноль означает полную неуправляемость сознанием (свершившийся переход из страстного состояния в безумное), а единица - полную управляемость (отсутствие страсти). 

ДВА КЛАССА СТРАСТНЫХ СОСТОЯНИЙ

Страстные состояния делю на два класса: мобилизующие и демобилизующие.

КТО ИЗЛАГАЕТ

Поскольку речь идет о моей точке зрения, надо представиться [на снимке: с моими ребятами в 1977; Маше - 3, Ладе (дочери жены от первого брака) - 11, мне - 40, Саше - 2]. 

К любителям народной гущи не принадлежу, а потому не имею такой выборки наблюдений, чтобы строить общеполезные модели. Хотя уже довольно длительное время наблюдаю себя и ближайшее окружение. Кое-какой опыт скопился. 

Несмотря на радикальную интравертность, конфликты и всякие там проблемы уживчивости с людьми у меня случались редко. Так что большого опыта боевых действий на этом поле не имею. В школьной среде, студенческой, спортивной, армейской, научной – везде старался и продолжаю стараться учитывать интересы тех, с кем взаимодействую. Обычно они отвечают тем же. С теми, кто не отвечает и пытается вредить - война. 

Легче всего мне - в спортивной и профессиональной среде.  Больше всего проблем - с обидчивыми (не всегда разбираю, на что обижаются) и скромными (чего-то хотят, но не говорят: сам-мол, догадайся). С обидчивыми и скромными особями мужского рода стараюсь в контакты не входить. Обидчивые и скромные женщины и дети – это другое. 

Конечно, не всегда удавалось дистанцироваться от народной гущи (школьные, студенческие годы; служба в армии: хоть и на офицерских должностях, а все же…). 

Получилось уйти в желанный «отрыв от народа», только когда стал научным работником (с 1968). Возможность заниматься делом без обязательной явки в контору – для меня большое благо (в науке такой режим практикуется, если исследования не связаны с инструментарием, который дома не разместить). 

Так что, говорить «за всю Одессу» оснований не имею, да и склонности – тоже. «Мы», «коллектив», «народ» - такие прикрытия, используемые для придания веса, никогда не признавал («мы посоветовались», «мнение коллектива», «именем народа», «народ не обманешь» и пр.). Прикрывающиеся ими – мои противники (по определению). Их, конечно, - тьма и оружием они пользуются более серьёзным, чем мое презрение к ним (холодное ощущение морального превосходства).

В детские годы оно не было холодным и нередко переходило в ярость. А потому доходило и до интерфейса на физическом уровне. Их технология известна – сговариваться и бить кучей, моя – тоже не ноу-хау – ловить по одному и отбивать охоту входить в состав кучи. Физический интерфейс особенно активно практиковался на отрезке [(1-6) класс]. Тогда учителя особенно активно долбали по мне записями в дневниках типа «противопоставляет себя коллективу» и «дезорганизует работу класса». С противниками-соучениками было попроще: без сложного идейного обоснования. Они: не присоединяешься к кодле, готовящейся кого-то отметелить; даёшь в глаз за то, что тебе мешают на уроке, да и, вообще – задаёшься. 

Про «мешают на уроке»: до восьмого класса устные уроки дома не делал, обходясь заслушиванием того, что разжёвывают учителя. Да и письменные старался сделать тоже в школе. После школы: футбол, хоккей, акробатика. Домой – только поесть и поспать.

ПОДЛЯНКА ВЕРНЫХ ЛЕНИНЦЕВ

Ну, и самое крупнокалиберное, что перепало мне от противника - «сорвал митинг, посвящённый 53-годовщине великой октябрьской революции». Было это в 1970 в ИНЭУМе [научно-исследовательском Институте Электронных Управляющих Машин, куда устроился в 1968 после увольнения из кадров Советской Армии, где служил на офицерских должностях с 1962 (был призван из запаса во время карибского кризиса)].

Как обычно, ушли мы (мужская часть отдела, не включающая верных ленинцев) и в тот предпраздничный день поиграть в футбол в обеденное время (парк им. Горького был рядом: мы и приладились там на одной из теннисных площадок). Да, заигрались маленько: опоздали на этот «святой для всего советского народа» митинг. 

Все, кроме меня, обошлись замечанием «Нельзя же так!». Я же (как «дезорганизатор класса») был выбран нашим горячим начальником в качестве жертвы на алтарь революции. 

Объяснение выбора жертвы: 

  1. предложил я (не пригласив его в соавторы) новую постановку одной из ключевых задач, которую поддержали ведущие сотрудники отдела; 
  2. опасались они с парторгом, что может им влететь за неполное "единодушие трудового коллектива на митинге" (если дойдет до компетентных органов, глаза которых были тогда везде; а в нашем отделе даже не одна пара). 

Накатали на меня служебную записку в дирекцию, подписали треугольником. Собрались везти в дирекцию. Она была в другом здании (ехать надо было). 

По их «честным партийным лицам» увидел, что подлянка готова. Быть бы изгнанным с волчьим билетом, но опередил я верных ленинцев. Пока они гужевались, отшлифовывали текст приговора и решали, кому везти донос, предпраздничный короткий день кончился. 

Не отвези я в тот же день заявление об увольнении по собственному желанию прямо нач. отдела кадров, неизвестно как бы всё обернулось. Помог мне тогда зам. директора по режиму.  

Вызвал после праздников, показал кляузу и с партийной прямотой объявил: «М*дак твой начальник! Помочь ему не могу. Их служебная не срабатывает после твоего заявления». Был он тоже Офицер (хоть и КГБэшник).  

ОТЦОВСКАЯ КОБУРА

Первые мои выводы относительно страстей получил в 5 лет (в 1942, в эвакуации). Был тогда облапошен пацаном постарше. Уговорил он меня во дворе поменяться: он мне – самодельную юлу из обрезанной катушки и выструганной палочки, я – подаренную отцом кожаную кобуру для пистолета. Не видел я до этого юлу! (пулемет «чапаевский» у меня был, а вот юлы не было). А поведение её завораживало! Раз за разом пацан запускал чудесную юлу, дожидаясь полной моей готовности к его афере. "Хочешь попробовать?" - тут он и сделал своё предложение, от которого я не смог отказаться. 

До сих пор жжёт меня эта оплошность: ведь кобуру-то мне отец подарил, отправляясь на фронт. Под неё мама ремень приспособила. Этим ремнём с кобурой подпоясывался перед выходом во двор (война ведь). Получилось, что разоружил меня «напёрсточник»: сдал ему отцовское снаряжение.

ПЕРВЫЙ БОЕВОЙ ОПЫТ

Через пару лет, начал приобретать практический опыт построения отношений типа КООРДИНАЦИЯ. 

Летом 1944 перевезла нас мама в совхоз "Эфиронос" Пахтаабадского р-на Сталинабадской обл. Таджикистана. В городе Сталинабаде, где жили до этого, с едой стало совсем плохо. Было нас трое на маминой шее (бабушка, сестра и я). 

7-летнюю мою годовщину отметили на новом месте. Мяса, рыбы и пр. животных белков тогда перепадало крайне редко. Есть хотелось постоянно. Мелкий народ в основном утолял белковую потребность ядрами абрикосовых косточек. Обезьяньими стаями лазали мы по абрикосовым деревьям, и, конечно же, случались конфликты (кому первым влезть и пр.).

Меня, как новенького, поначалу посчитали лишённым всякого права претендовать (известный в "народной гуще" обычай). Да и вид у меня был ...не очень. Аборигены моего возраста смотрелись посильнее. Вожаком у них был Шурка Подставкин (ему уже шёл 9-ый). Шуркина мать принадлежала к совхозной элите (шеф-повар местной столовки). В харчах Шурка не нуждался и выглядел внушительно. 

Начал он и меня приучать к своим порядкам. Получив возражение, применил физическое воздействие. Кодла добавила. До вечера я мотался, опасаясь расстроить родню своим видом. Расстроил... 

Не знал мордастый Шурка, что такое война за близких. На другой день решил он сразу приступить к экзекуции, не сомневаясь в том, что никакого противодействия не встретит. Мои удары левой в глаз, а правой - по носу (школа моряка-инвалида, который жил с нами в одном дворе, в Сталинабаде) были для него полной неожиданностью и лишили всякой боеспособности. Да и очко у него оказалось трикотажное (сразу согнулся и завыл). На том и поладили. Стал я для них "своим". 

Отношения КООРДИНАЦИИ построил. 


Данный материал является частной записью члена сообщества Club.CNews.
Редакция CNews не несет ответственности за его содержание.
Комментарии
Другие публикации
RU, Москва
Ведущий научный сотрудник
Образование и наука

Забыл пароль?
Авторизоваться через
Зарегистрируйся сейчас!
Присоединяйся к нашему обществу для того чтобы познакомиться с новыми людьми, создать собственный блог, публиковать анонсы событий и объявления, а также участвовать в обсуждении публикаций CNews. Мы создали единое пространство для общения специалистов рынка информационных технологий и всех, кто интересуется современными технологиями. Регистрация =>